II.I.II. Парадоксы объективного познания человеческого бытия

Share Button

Если внимательно рассмотреть следствия из упомянутых выше выводов Э. Деси и Р. Райана парадоксы обнаруживают себя сразу, как только это открытие академической психологии получает статус «объективной истины». В качестве объективного этот вывод уже безличен и внеположен личности. Как объективный этот вывод оказывается обязательным для всех и каждого и не может быть или стать знанием, которое бы позволило личности не то, что бы достичь, а просто приблизиться к личной автономии и самодетерминации. В качестве научной истины такое понимание человека вменяет нормально развивающейся личности «обязанность» быть самодетерминирующейся (автономной), и, предписывая ей быть свободной, оно невольно покушается на ее свободу. Самодетерминация сама по себе предполагает, что факторы, предопределяющие действия личности являются, не безличными правилами, а наоборот, личностно значимы.

Возможности самодетерминации естественным образом ограничены безличными законами природы, игнорирование которых может иметь фатальные последствия для существования самого человека и естественно его личностной автономии. И если сама самодетерминация объявляется безличным универсальным принципом, если этот принцип оказывается внеположенным личности, он уже противоречит собственной посылке.

Проблемы нет, если этот «объективный» вывод корреспондируется с субъективным опытом, с аутентичным переживанием актуальности собственной свободы. Ведь тогда этот вывод – простая констатация уже состоявшегося факта личной жизни. Но если речь идет о генезисе, о становлении личностной автономии, в качестве объективного безличного руководящего принципа, он пуст, бессодержателен и провокационен, в том смысле, что скорее провоцирует отказ от свободы, которая еще не стала личным достоянием и способом бытия и потому лишена субъективной значимости.

Если человек боится самого себя, боится своих мыслей желаний и чувств. Если он ощущает себя, например, «человеком» Фрейда, пытающимся побороть «инстинкт смерти», а не «здоровой личностью» Маслоу, для него будет актуальна не личная свобода, а система правил, матрица существования, которая была бы достаточно авторитетна, достаточно легитимна, что бы ей можно было вверить собственную жизнь, собственный выбор. «Истина» самодетерминации в этом случае редуцируется к праву выбора того, что будет определено как незыблемое, несомненное или святое и что после того, как выбор будет сделан, окажется наделено силой предопределения выбора, обязательного для всех и каждого. Покорность в служении Аллаху – это (обязательный) выбор всего человечества, и уж только поэтому «непроизвольный» личный выбор конкретного приверженца радикального Ислама.

Можно вспомнить Сартра, который выбирая себя, выбирает все человечество. С одной стороны, он слишком последователен и честен, чтобы допустить возможность легитимации собственного (произвольного) выбора посредством священного или отыскать для него чисто рациональные основания, но с другой – недостаточно свободен-для-себя, чтобы избежать желания «нагрузить» свой выбор ответственностью за всех и каждого, чтобы не поддаться искушению сделать собственный произвол по-своему обязательным для всего человечества. Если существует проблема легитимации собственного выбора, сама возможность самодетерминации или личностной автономии оказываются под вопросом, а «объективность» вывода об их необходимости для нормального развития личности ничего не значащим набором слов.

Из вывода о том, что самодетерминация является необходимым условием нормального развития личности, вытекает и то, что знание о том, каким «должен» быть человек, само по себе не способно сделать человека таким. Более того, чем больше «идея» человека будет противоречит чьему-то личному жизненному опыту, тем более вероятно такая идея будет просто отвергнута, как ложная и неприемлемая. В пространстве экзистенциального выбора «объективность» вывода о необходимости самодетерминации для нормального развития личности лишена какой-либо актуальности, даже чисто когнитивной. В этом пространстве объективность лишена той силы, которой она обладает в сфере естественнонаучного знания, где объективная истина имеет силу безлично-необходимого. Более того с этих позиций претензия на познание некой универсальной истины человеческого бытия может быть понята, как неосознанная попытка легитимации собственного выбора, и одновременно покушение на «самобытность» Другого, на его право быть не безличным олицетворением некой общечеловеческой сущности, а самим собой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


пять × = 5

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>