Время испытаний ч. 3

Share Button

Не прошло и недели с момента прошлой публикации, как появились данные о дефиците торгового баланса за 10 месяцев, а также очень интересные рекомендации НБ.

Оба обстоятельства вносят коррективы в ту картину, которая была нарисована предыдущий раз. Тогда мы исходили из уровня дефицита внешней торговли в 220 млн. $. в месяц, который был рассчитан как средний за три предыдущих месяца (июль-сентябрь).

Однако картина за десять месяцев выглядит не так оптимистично      (гр. 1).

График 1. gr7

Если попытаться выразить графически общую тенденцию, то она окажется близка к красной линии символизирующей ускоренное падение сальдо торгового баланса, при котором — 323 млн. $ в октябре отнюдь не предел.

Чтобы оценить масштабы проблемы, нужно оценить масштаб цифр. Даже если, месячный дефицит торговли товарами останется до конца 2013 года на уровне октября, во втором полугодии он будет в 2,5 раза больше чем в первом, или 2,5 против 1 млрд. $.

«НацБанк пошел ва-банк»

Неудивительно, что Национальный Банк активно разрабатывает рекомендации, направленные на сокращение дефицита торгового баланса. Если бы речь  шла (см. http://news.tut.by/economics/378161.html) не о письме с рекомендациями, которые формально юридически не предполагают обязательного исполнения,  можно было бы говорить, что: «НацБанк пошел ва-банк». Ведь фактически атака на импорт приобретает всеобъемлющий характер.

Сергей Чалый уже давно и подробно рассказывает о стратегии НБ и Правительства по удержанию курса рубля, за счет поддержания дефицита белорусских рублей в банковской системе и  увеличения цен и тарифов для связывания «лишних» денег населения. Однако письмо НБ с рекомендациями, опубликованное на tut.by  09.12.13, направлено на серьёзные ограничения доступа к инвалютным кредитам субъектам хозяйствования. Причем под ограничение подпадает и необходимый для работы наших предприятий промежуточный импорт.

С одной стороны, это кажется логичным: ограничить инвалютные аппетиты предприятий их фактической экспортной выручкой. Однако, при этом никаких экономических реформ, направленных на увеличение экспорта не предполагается. А значит строгое выполнение этих рекомендаций неизбежно приведет к частичной остановке тех производств, чей экспорт пострадал в 2013 году, а это практически все крупные предприятия республики. Под ударом оказывается одно из главных достижений последних лет: бесперебойная работа наших заводов. Под ударом в итоге окажется сама видимость процветания и стабильности.

Новый российский кредит – капля в море

В отличие от НБ, разрабатывающего рекомендации, Президент нашел в России 2 млрд. $. Непонятно, правда, на каких условиях будут выделены эти средства, но они могут существенно увеличить наши ЗВР (золотовалютные резервы) и отсрочить наступление острой фазы кризиса. Попробуем оценить, насколько хватит этой суммы.

Для начала можно посмотреть на динамику валового внешнего долга Беларуси в этом году (гр.2).

График 2. gr8

Как видно из графика в этом году внешний долг вырос на 3,4 млрд. $. С учетом последних соглашений наш валовый внешний долг в ближайшее время достигнет 40 млрд. $, еще больше увеличивая стоимость его обслуживания.

Однако и 3,5 млрд. нам отнюдь не хватило для сохранения ЗВР, которые согласно официальным данным (гр.3) за 11 месяцев сократились на 1,5 млрд. $. Дефицит платежного баланса республики за этот период составил как минимум — 5 млрд. $, на фоне которых 2 млрд. кредита выглядят не очень убедительно.

 График 3. Динамика ЗВР в 2013 году

gr9Бумажный ЗВР

Печальнее всего то, что реальные цифры ЗВР намного ниже, рисуемых НБ. Последнее время НБ старается показать высокий уровень резервов в инвалюте. Несмотря на общее сокращение ЗВР, резервы в инвалюте статистически даже выросли. Однако рост имеет место только на бумаге. Это видно из динамики краткосрочных обязательств в иностранной валюте (гр. 4).

График 4.  Динамика краткосрочных обязательств по внешнему долгу

gr10

Красная линия отражает обязательства по выплатам на текущий, а синяя на следующий за ним месяц. То есть, например, 1-го августа сумма обязательств на август (красная линия) составляла около 1,45 млрд. $ млн. $, а на сентябрь (синяя линия) порядка 440 млн. $. Что примечательно, 1-го сентября  обязательства на сентябрь оказались уже 1,725 млрд. $ – почти в 4 раз больше, чем предполагалось за месяц до этого.  Очевидно, НБ никогда не может  вписаться в график погашения долгосрочных обязательств и более точно определить размер выплат даже на месяц вперед. Всякий раз объем заранее преопределенных обязательств через месяц оказывается больше, причем, иногда до 10 раз. И что еще примечательно, резкий рост краткосрочных обязательств совпадает с ростом валютных резервов, что особенно четко видно по сентябрю. Если рассчитать среднемесячный объем выплат исходя из заранее установленных обязательств на второй и третий месяцы от отчетного, то он окажется меньше 400 млн. $, тогда как краткосрочные выплаты достигают почти 2 млрд. Ежемесячно НБ одалживает, иногда, и более млрд. $, буквально на день, только для того, чтобы скрыть реальное состояние валютных резервов. Сумма, которую можно смело вычесть из резервов в иностранной валюте, оказывается близка к миллиарду $. Соответственно резервы НБ в инвалюте сегодня составляют не 3,7, а около 2,7 млрд. $.

С учетом всех приведенных выше данных, а также чистой покупки наличной валюты, которая в последние месяцы колеблется около 200 млн. $, можно сделать более достоверный прогноз развития ситуации на нашем валютном рынке.

К текущим резервам в инвалюте, которые составляют порядка 2,7 млрд. $, добавим обещанный Россией кредит в 2 млрд. и получим 4,7 млрд. $. Будем надеяться, что всей этой суммой республика будет располагать уже в ближайшее время.

Как уже было отмечено выше, в среднем выплаты по долгам составляют порядка 400 млн. $ в месяц, а без учета краткосрочных обязательств – порядка 330 млн. $.

К этой цифре нужно добавить дефицит торговли, который в соответствии с последними данными можно прогнозировать на уровне 300 млн. $ в месяц, и чистую покупку валюты населением — 200 млн. $.

В сумме получается около 830 млн. $ ежемесячных расходов в валюте.

График 5.  Прогноз момента наступления острого дефицита валюты gr11

Из графика 5 видно, что при текущем состоянии дел с внешней торговлей, уровне долга и недоверием белорусов к национальной валюте, имеющихся резервов с учетом новых обещанных кредитов не хватит даже до конца мая 2014.

Продажа предприятий не обещает много денег. Собственники российской МТС уже озвучили отказ покупать нашего одноимённого мобильного оператора за 800 млн. $. Но даже если бы они и согласились, это отсрочило бы очередной острый валютный ступор, только на месяц. Продажа Мозырьского НПЗ позволит дотянуть до июня, но не более.

Можно существенно сократить располагаемые доходы населения, снизив до минимума спрос на валюту, но, даже доведя его до нуля, и вызвав тем самым серьезную социальную напряженность, невозможно дожить до конца 2014 при сколь-нибудь существенном (2-3 млрд.) дефиците внешней торговли.

Тут уместно вспомнить, что в Японии не так давно произошла смена власти. Причем новый кабинет победил под лозунгом ослабления йены. Японцы избрали то правительство, которое пообещало девальвировать национальную валюту на 20% и сделало это ради увеличения экспорта и темпов экономического роста. В Японии нет собственных природных ресурсов, а значит, девальвация йены неизбежно привела к росту стоимости для японских производителей закупаемого сырья и энергоресурсов, и, тем не менее, позитивно сказалась на японском экспорте. В этом факте две интересные составляющие. Во-первых, японцы, в целом, понимают приоритетное по сравнению с размером их личного кошелька в долларовом эквиваленте значение конкурентоспособности собственной экономики. У них популярными оказались такие экономические решения и такие политики, которые в Беларуси не засветились бы даже на подступах к власти. А во-вторых, в отличие от Беларуси, там реально работают такие рыночные механизмы. В нашей системе управления экономикой, положительное влияние девальвации на внешнюю торговлю имеет место лишь в краткосрочной перспективе и то, когда она превышает десятки процентов. При этом негативные последствия трудовой миграции наиболее квалифицированных специалистов почти полностью нивелируют положительный эффект от разгрузки складов предприятий.

К сожалению, при сложившейся системе власти, соответствующей доминирующим настроениям в обществе, даже обсуждение конкретных реформ, направленных на повышение эффективности нашей экономики, выглядит проблематичным. А поэтому остается только надеяться, что очередной удар по голове, который ждет белорусов, очередной раз наступивших на грабли, закончится не разрушением страны и окончательной деградацией общества, а наоборот его пробуждением.  Для выживания в качестве самостоятельного государства Беларуси необходимо изменение стратегии развития, которое вряд ли возможно без изменения настроений в обществе в целом.

Январь 2014

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


6 − один =

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>